Как призвал меня Бог? Епископ Атаназиус Шнайдер о своем пути призвания

Истории о призвании к священству и монашеству
Епископ Шнайдер

О своем пути к священству рассказал Атаназиус Шнайдер, вспомогательный епископ Архиепархии Пресвятой Девы Марии в Астане (г.Нур-Султан, Казахстан)

Отец-епископ, расскажите, пожалуйста, для начала немного о себе.

Я родился в Кыргызстане в 1961 г. в католической семье репрессированных немцев, которые первоначально проживали в немецких поселках около Одессы. В 1969 г. наша семья переехала в Эстонию, а оттуда в 1973 г. нам удалось с Божьей помощью эмигрировать в ФРГ.

В 1982 г. я поступил в монастырь Регулярных каноников св. Креста в Австрии, в Тироле. В 1983 г. начал изучать философию в Папском университете «Angelicum» в Риме.

В 1984 г. орден меня послал на миссию в Бразилию в епархию Анаполис (штат Гояс в центральной Бразилии). Там я продолжил мое философское и богословское образование. В 1990 г. был там же рукоположен во священники.

В 1990-1991 гг. проживал в монастыре моего ордена в архиепархии Апаресида между городами Рио-де-Жанейро и Сан-Паоло. Я обслуживал 5 сельских приходов и был духовным отцом в монастыре. 1991-2001 гг. провел в Риме, готовясь к защите докторской диссертации по богословию и патристике в Институте «Augustinianum» Папского латеранского университета и, одновременно, исполняя служение генерального советника моего ордена.

В 1999 г. я впервые приехал в Казахстан, а именно в Караганду, чтобы читать лекции в недавно учрежденной Высшей духовной семинарии. С 2001 г. постоянно проживаю в Караганде [ред.: интервью взято в 2009 г.]. За это время я исполнял обязанности духовного отца и преподавателя семинарии, канцлера курии Карагандинской епархии, главного редактора газеты «Кредо» и настоятеля в нескольких приходах. В 2006 г. Папа Бенедикт XVI назначил меня епископом-помощником Карагандинской епархии, где я сейчас служу также как генеральный викарий [ред.: с 5 февраля 2011 — назначен вспомогательным епископом Архиепархии Пресвятой Девы Марии в городе Астана]

Вы были еще ребенком, когда вместе с родителями покинули Кыргызстан. Но, наверное, Вы могли бы рассказать что-нибудь о жизни кыргызстанских верующих в советские времена?

В советскую эпоху в 60-е гг. прошлого столетия у католиков в Кыргызстане не было постоянных священников. Лишь позже власти разрешили прелату Михаилу Келеру открыть церковь и приход во Фрунзе (нынешний Бишкек). В Токмаке, где я жил, верующие, по крайней мере, так было в моей семье, проводили воскресенья примерно так: утром вся семья собиралась в большой комнате для молитвы; отец, мать и мы, четверо детей, становились на колени, и мама руководила молитвой. Молились розарием, литаниями и другими краткими молитвами. После обеда пожилые женщины организовывали молитвенную встречу по очереди в разных домах. Иногда приезжал священник и тайно служил св. Мессу. На сочельник Рождества все немцы собирались в нашем доме, молились и пели прекрасные рождественские песни. Это было возможно благодаря соседу — русскому офицеру милиции, который обещал нам, что в эту ночь никакая милиция нас не побеспокоит.

А каковы были Ваши первые впечатления от Церкви в Германии?

Мои первые впечатления (мне было тогда 12 лет) о церковной жизни в Германии были такими: я был удивлен и неприятно поражен тем, как проходила литургия. Глубоко шокировало меня и продолжает шокировать по сей день то, что люди принимали Св. Причастие стоя и на руку. Создавалось впечатление какого-то поверхностного и мирского подхода к тому, что является «Святая Святых». Оценивая все своим детским и невинным умом, я тогда сказал: но ведь это, как раздача печенья! Мне не хватало торжественности и возвышенности в литургии, все мне казалось поверхностным. Другое, что меня поразило, был тот факт, что большинство священников ходили в мирской одежде без сутаны и без священнического воротника. Я не мог понять, почему они это делают.

Когда именно Вы поняли, что призваны к монашеству и священству?

Трудно назвать точный момент. Призвание — это нежнейший зов Бога, который сначала слышится как бы издалека, но со временем становится всё отчетливее. Я помню очень хорошо следующее событие в моей жизни: мне было около 10, и я вовсе не думал стать священником. После воскресной св. Мессы в г. Тарту в Эстонии я шел с мамой в дом нашего священника о. Яниса Павловского. На тропинке я остановился и спросил просто из детского любопытства: «Мама, скажи, а как стать священником?» Она ответила: «Для этого нужно, чтобы Бог звал». Я совсем не понял этих слов и больше уже никому не задавал вопросов на эту тему. Когда три года спустя я начал ощущать в своей душе желание стать священником, то стал лучше понимать слова матери. В 13 лет, прочитав впервые биографию св. Франциска Ассизского, я твердо решил, что стану монахом.

А почему Вы решили поступить именно в орден августинцев?

Думаю, что меня привело туда провидение Божье. Еще учась в средней школе в Германии, я заметил, что в большинстве семинарий и монастырей имеется тенденция к ослаблению дисциплины, что в не малой степени вызывалось обмирщением. Я молился о том, чтобы Бог повел меня туда, где царит дух благочестия и глубокое послушание Папе Римскому. Когда мне было 15 лет, один человек, с которым я до того не был знаком, подошел ко мне после св. Мессы и пригласил поучаствовать в реколлекциях у хороших священников. Я принял это приглашение. Эти священники принадлежали к Ордену регулярных каноников св. Креста, живущих по уставу св. Августина.

Уже как священник Вы работали в Африке и Южной Америке. Что подвигло Вас стать миссионером?

Еще в бытность мою послушником меня не покидало огромное желание поехать в миссию. Но я не говорил об этом своим настоятелям. В 1984 г. меня направили на миссию в Бразилию. Как я себе представлял, быть миссионером значит вести людей в далеких краях к Иисусу, жить просто и жертвенно, как это делали апостолы.

А почему Вы решили поехать в Казахстан?

Как уже было сказано выше, это не было моим личным решением, так как выходило за рамки духовного горизонта. Мои планы были связаны скорее с Бразилией, а сюда меня просто направили настоятели в ответ на поступавшие из Казахстана просьбы.

Если не секрет, что чувствует священник, узнавший, что назначен епископом?

Первое, что я ощутил – это чувство тяжелого бремени и огромной ответственности, которая ложится на мои плечи. Так что чисто по-человечески я скорее опечалился, чем был обрадован. С другой стороны, я был внутренне уверен, что такова воля Божья, так как меня назначил Папа Римский, и сам я не стремился к этому.

В завершение скажите, что Вы как … епископ хотели бы пожелать Вашей … пастве и всем верующим страны?

Желаю всем верующим и особенно священникам все более возрастать в вере в Иисуса Христа — воплощенного Бога, реально присутствующего во всех наших храмах в Святых Дарах. Еще хотелось бы пожелать, чтобы мы все сильнее любили Господа и особенно каждую человеческую душу, чтобы каждый человек действительно нашел Иисуса Христа и в Нем достиг вечного спасения.

Справка: Епископ Шнайдер известен своей защитой традиционной формы преподания Святого Причастия (становясь на колени, на язык) в католической литургии. Это тема его книги «Dominus est» — «Это Господь: Размышления епископа Средней Азии на Святое Причащение» (ISBN 978-0977884612), первоначально издана на итальянском языке, которая с тех пор был переведена, например, на английский, немецкий, русский, польский и эстонский языки).

Первоначально опубликовано в католической газете Казахстана "Кредо"

Если вам понравилась эта публикация, просим порекомендовать ее друзьям, поделившись ссылкой в социальных сетях или мессенджерах:

Facebook
Вконтакте
Одноклассники
WhatsApp
Распечатать

Подпишитесь на нас в YouTube,  ВконтактеFacebook или  Instagram, чтобы не пропустить новые материалы, видео и трансляции

Пролистать наверх