Наш грузинский семинарист был посвящен в чтецы

Наш грузинский семинарист был посвящен в чтецы

Межъепархиальной Высшей духовной семинарии «Мария Матерь Церкви» в Караганде давно можно придать статус международной, ведь несмотря на то, что там обучается не слишком много семинаристов, они представляют несколько стран мира. Одна из них Грузия. В прошлом году в карагандинской семинарии обучалось 4 парня из Грузии. У каждого из них этот учебный год закончился переходом к новой ступени на их пути ко священству. Один из них закончил семинарию, другой тоже и отправляется теперь на годовую практику в монастырь, третий, о котором мы уже сообщали, Лаша принес в этом году свои вечные обеты в монастыре. А четвертый семинарист по имени Гиорги Ломидзе на минувшей неделе был посвящен в чтецы. Предлагаем вашему вниманию небольшую с ним беседу.

Наш грузинский семинарист был посвящен в чтецы

— Как давно вы в Казахстане? Легко ли прошла адаптация к новой стране и культуре?

— В Семинарии в Караганде я уже три года. Первый пропедевтический курс предсеминарии я проходил в Грузии. Конечно, жизнь в Казахстане для меня весьма необычна. Первое, что меня удивило здесь сразу после прибытия, — это холодная погода, при том, что прибыл я в Казахстан в сентябре, то есть задолго до начала настоящих казахстанских холодов. Второе, что стало необычным, — это ландшафт. Я всю свою жизнь прожил в Грузии, окруженный горами. А здесь в Казахстане, оглядываясь вокруг, я никак не мог найти привычных для себя гор, но в этом я вижу свою прелесть казахстанской природы. Ведь горы порой закрывают ту красоту, что находится за ними, а здесь все открыто взору. Я вообще очень люблю природу, и теперь знаю, как она выглядит в других странах, а именно в Казахстане.

— По какой причине семинаристы приезжают учиться в Казахстан? В Грузии семинария переполнена? Вы ведь сказали, что первый год обучения проходили там.

— Предсеминарию в Грузии мы проходим в монастыре, живя там год. Непосредственно семинарии в Грузии, к сожалению, уже нет. Она была закрыта из-за отсутствия призваний. Но так как о. Пьер, который является ответственным за призвания в Грузии, раньше преподавал в карагандинской семинарии некоторые дисциплины и у него были налажены хорошие связи с Казахстаном, нас направляют на обучение сюда.  

— Погода и ландшафт здесь вас удивили. А было ли что-то непосредственно в Католической церкви здесь, что показалось вам странным по сравнению с церковью в Грузии?

— Да, на некоторые вещи, пока жил только в Грузии, я не обращал внимание. В основном в нашей стране население исповедует христианскую религию: православие, католицизм. Вера передается из поколения в поколение, поэтому многие вещи впитываются, что называется, с молоком матери. А здесь я обратил внимание на то, что в церкви уделяется большое внимание разъяснению всего, что касается католической веры, то есть и того, что мне казалось само собой разумеющимся. Но в связи с тем, что здесь ситуация иная, и большинство населения исповедует ислам, люди нуждаются в более глубоком познании основ католического вероучения. Еще интересным стало наличие в Казахстане прелатуры Опус Деи и различных движений типа Коммунионе ет Либерационе. В Грузии только в одном приходе имеется неокатехуменальная община.

— Какова ситуация в Католической церкви в Грузии?

— Около 90% населения Грузии являются православными. И они, можно сказать, несколько скептически относятся к католиками, которые соответственно в меньшинстве. В Грузии приходов совсем мало. После коммунистического времени у Католической церкви было отнято около 5-6 храмов в пользу Православной церкви. Приход в моем городе Вале, что в 6 километрах от границы с Турцией, является самым многочисленным в стране. По воскресеньям здесь храм посещает чуть более 100 человек.

Наш грузинский семинарист был посвящен в чтецы

— Значит, вам католическая вера досталась «с молоком матери»?

— Как раз наоборот, моя мама православная, я тоже был крещен в православии, более того, один из моих дедушек является православным батюшкой. В Католическую церковь я попал по приглашению одноклассника, когда мне было лет 8. Он посещал воскресную катехизацию и пригласил однажды меня с собой. Когда я вошел в храм, то был очень удивлен происходящему. А когда начали петь, то мне стало очень приятно, и я будто отключился от происходящего вокруг. После Мессы я остался на катехизацию для детей. Мне понравилось, и я стал ходить каждое воскресенье. Потом катехизацию стали проводить до Богослужения, и на Мессе я увидел парней, которые одевали белую одежду и прислуживали у алтаря, сказал священнику, что тоже так хочу, он пригласил на специальные встречи. Когда мне было 10 лет в мой приход приехал о. Пьер, который пригласил меня на встречу призваний. И когда эта встреча шла, я наблюдал за о. Пьером, в его компании было так приятно, и мне просто захотелось жить так, как живет этот человек, хотя я, конечно, совсем не осознавал, что значит быть священником. Уже когда стал старше, понял, что это большая ответственность — нести Слово Божие другим людям, что служение священника вовсе не простое, что ты должен быть примером следования за Христом. Тогда я стал много размышлять и молиться о том, чтобы если это действительно то, чего я хочу, Бог помог мне это понять. Закончил школу и пошел в предсеминарию в Грузии. Там я тоже был в больших сомнениях, на тот ли путь я решил встать, продолжал молиться, и в моей жизни случилось чудо. Настоятель монастыря уехал в Италию и оставил мне размышления, чтобы вести Розарий. В тот день я выбрал Молитву Иисуса в Гефсиманском саду. Когда размышлял над этой тайной, то у меня появились сомнения: если Иисус действительно Бог, то почему и у Него были сомнения относительно того, стоит ли идти в своей миссии до конца. Той ночью я услышал голос: «Я Господь Бог!». Открываю глаза, это была половина второго ночи, когда уже очень темно, а вокруг все было светлым. Я испугался очень сильно. Потом закрыл глаза от страха, снова открыл и было опять темно. Естественно, спать после этого уже не мог и пошел молиться в часовню. Даже после этого меня еще не раз посещали разного рода сомнения относительно веры и моего призвания, но каждый раз эти сомнения каким-то образом прояснялись. Последний раз со мной опять случилось чудо. Менее года назад я пережил операцию по удалению грыжи на позвоночнике. Врачи обещали, что операция будет длиться около 45 минут, а длилась 5 с половиной часов. У меня случилась клиническая смерть. После операции с левой стороны ребра болели от того, что на них сильно нажимали, когда пытались меня реанимировать. Это стало для меня еще одним доказательством от Бога того, что я нужен Ему здесь на земле, чтобы сделать что смогу.

 — Как же отнеслась к вашему решению готовиться ко священству в католической церкви ваша мама, раз вы потомок православного священника?

— Когда я стал посещать храм, она тоже начала ходить со мной. А в решении стать священником она меня подержала, сказав, что не станет читать нотаций по поводу того, что в таком случае она останется без внуков. Для нее важнее всего мое счастье, и она может просто быть со мной рядом и сопровождать на том пути, которым я пойду.

Католическая информационная служба Казахстана

Если вам понравилась эта публикация, просим порекомендовать ее друзьям, поделившись ссылкой в социальных сетях или мессенджерах:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
Вконтакте
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в print
Распечатать

Подпишитесь на нас в YouTube,  ВконтактеFacebook или  Instagram, чтобы не пропустить новые материалы, видео и трансляции

Пролистать наверх