Как один филиппинец стал казахстанским священником (продолжение)

Как один филиппинец стал казахстанским священником (продолжение)

Вот мы и добрались до того момента, когда Патрик отправился в Казахстан. Но, если помните, он сюда совсем не хотел. Почему же в итоге уже через неделю в это время он будет рукоположен в сан пресвитера именно в Казахстане?


Если вы только открыли для себя этот цикл, то начните с начала, второй и третьей частей.


Часть 4. Казахстан

— Вы сказали, что уезжали из Армении со слезами на глазах. Это было лишь потому, что вы чувствовали свое призвание быть там или вас пугала необходимость ехать в Казахстан?

— Армения стала для меня тем местом, в которое тянулось мое сердце. Но Казахстаном меня было не испугать. Хотя я, конечно, очень мало знал про него. На Филиппинах никто и представления не имеет о том, что это за страна такая и где она находится. Но, если помните, я уже упоминал, что мне интересно ехать именно в такие места, о которых никто не знает. Как раз о Казахстане и соседствующих странах в мире мало знают. А мне нравится работать там, где мало священников и монашествующих. Именно с желанием работать в подобном месте я и приехал в Россию.

— Новая незнакомая вам страна… Что помогло вам подстроиться под новые условия жизни? Или кто?

Как один филиппинец стал казахстанским священником (продолжение)

— Во-первых, Бог. Все возможно через Его благодать. Естественно, Бог помогает нам через других людей. Одним из таких людей стал о. Петр Пытлованы, бывший ректор семинарии в Караганде, который сыграл очень большую роль в моей жизни в Казахстане. Это очень открытый человек, и он мне очень дорог. Он доверял мне, и я с ним тоже был открытым, говорил обо всем, не боясь. Делился своим опытом учебы на родине в сравнении с учебой в семинарии здесь в Казахстане. Другим человеком, через которого Господь мне помогал, был духовный отец семинарии о. Петр Сакмар. Он уже с самого начала спрашивал меня, не хотел бы я остаться здесь.

— Вас не пугала неизвестная страна, но теперь вы здесь и знаете, какими суровыми порой здесь бывают погодные условия. Можете предложить какие-нибудь лайфхаки, чтобы приспособиться к таким условиям.

— Это было интересно даже мне самому как человеку, который родом даже не из теплой, а из жаркой страны. Мне здесь даже в суровые казахстанские морозы очень жарко. В то время, как на Богослужения все шли в теплых куртках, в  сапогах, я не мог избавиться от ощущения, что мне очень жарко. Все этому очень удивлялись. Но это было действительно так, я весь просто обливался потом. Если тебе холодно, то ты можешь тепло одеться. Ну а тем, кто страдает от жары, нужно просто привыкнуть. Только это мне и оставалось. Я думаю, что тут все дело в той любви, которую местные люди дарят нам, иностранцам. Красоты страны не будут значить ничего, если в ней живут нехорошие люди. Конечно, везде есть и хорошие, и плохие люди. Но когда тебя окружают добрые люди, то это очень украшает в твоих глазах страну или город. И эта любовь, исходящая от других, стала для меня своего рода теплицей. Так и крутятся в голове строки из песни: «И любовь теплее, чем пшеница…».

— Как вы пришли к решению остаться в Казахстане? Почему именно Атырау?

— В карагандинской семинарии я учился в течение года. За это время связь с епископом в Грузии несколько ослабла. А я стал проникаться любовью к Казахстану. Меня не раз спрашивали, не хочу ли я остаться здесь служить. Но я ведь готовился именно к служению в Армении. Затем и Апостольский администратор в Атырау о. Дариуш Бурас пригласил меня служить на западе Казахстана. Тогда я решил молиться. И с этим связано одно из величайших чудес в моей жизни. Я молился в часовне в Караганде. И в первый же день попросил у Господа, чтобы подал мне какой-то знак, как мне поступить. В первый день ничего не произошло, во второй – тоже тишина, а в третий день в мою голову пришли совершенно незнакомые для моего слуха слова, звучавшие как «Келдиниз». Так как эти слова мне ни о чем не говорили, я решил их проигнорировать. На четвертый день снова была тишина, а на пятый день опять в голове зазвучали эти слова, но уже яснее. Тогда я вбил в поисковик в интернете это звучание, и мне вышло, правда, несколько иное выражение — как оказалось на казахском языке — «Кош келдиниз». Нашел перевод: «Добро пожаловать». Тогда я не замедлил поговорить с ректором, рассказывая о таком откровении. Рассказал ему о своих изысканиях. Он решил позвонить знакомой, которая отлично владеет казахским языком, и она сказала, что это значит не просто «Добро пожаловать!», а «Наконец, ты пришел, я давно тебя ждал». Мои эмоции в тот момент, когда я услышал значение этих слов, просто не передать. Я и сейчас постоянно думаю об этом. По-человечески я боялся ехать в Казахстан. А теперь я понял, что Бог хотел, чтоб я приехал сюда. И говорил со мной не как-нибудь, а на казахском, да еще и учитывая склонность филиппинцев к сокращению выражений в устной речи. Обратился ко мне не с полной фразой «Кош келдиниз», а коротко «Келдиниз». Бог умен и говорит к нам в том стиле, который нам знаком. И я понял, что Господь давно ждал меня здесь. И мне даже было больно от этого. Мне не нужно было бояться, Бог рядом и уже давно приготовил для меня здесь место, давно ждет меня. Конечно, и настоятель моего монастыря решил, что здесь мое служение будет полезным, поэтому одобрил идею продолжить служение в Казахстане.

Как один филиппинец стал казахстанским священником (продолжение)
С семинаристами

— Есть ли уже планы относительно того, в каком приходе вы будете служить?

— Сначала около трех недель я пробыл в Атырау – городе, который частично находится в Европе, а частично в Азии. Затем о. Дариуш направил меня в Кульсары, что в трех часах езды от Атырау. На западе Казахстана прихожан очень мало, и церкви находятся далеко друг от друга. В этом городке около 50 тысяч жителей, а в приходе около 17 людей. Иногда на Святой Мессе бывает только 3-5 человек. Однажды настоятель даже сказал, что возможно не стоит оставаться тут из-за такого маленького количества людей. Но для меня понимание миссии несколько иное. Наша задача просто жить с этими людьми и свидетельствовать своим примером. Я не иду к людям с мыслью, что они должны  стать католиками. Естественно, это было бы хорошо, но это зависит не от меня. Для меня важно жить с этими людьми, чтоб они просто видели пример моей жизни. Ведь наше служение не только для верующих, но и для всех, кого Бог посылает на нашем пути.

— Выходит у вас находить общий язык с местными жителями?

— Живут здесь очень простые люди. Насколько я вижу, многие из них держат хозяйство. Я бы тоже хотел держать хозяйство, потому что это могло бы стать хорошим свидетельством. Люди будут видеть, что я священник, живу такой же простой жизнью, имею те же заботы, что и они, то люди будут понимать, что мы с ними на одном уровне, а не выше. Тем более наличие хозяйства может стать хорошим поводом для бесед на общую тему. Проще выйти на контакт с людьми, пася тех же самых животных. Тем более своей внешностью я местным жителям напоминаю казаха, и они нередко удивляются, что я смуглый, а не светлокожий, но тем не менее католик.

Как один филиппинец стал казахстанским священником (продолжение)

2 апреля в 19.00 в г. Атырау состоялось то событие, к которому Патрик готовился всю свою жизнь, а мы — в последние четыре недели. Чем предстоит заниматься Патрику в новом служении и собирается ли он — такой бесстрашный Божий странник — еще куда-то, можно уже узнать.

Католическая информационная служба Казахстана

Если вам понравилась эта публикация, просим порекомендовать ее друзьям, поделившись ссылкой в социальных сетях или мессенджерах:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
Вконтакте
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в print
Распечатать

Подпишитесь на нас в YouTube,  ВконтактеFacebook или  Instagram, чтобы не пропустить новые материалы, видео и трансляции

Пролистать наверх